ЭНРИКО КАРУЗО: БЕССМЕРТНЫЙ CLASSICAL CROSSOVER

 

Если вы попросите человека, не близко знакомого с направлением classical crossover, назвать вам какие-либо кроссовер-композиции, то, скорее всего, услышите такие названия, как Adagio Альбинони/Джадзотто, Vivo per Lei, Con te Partiro... и, конечно же, Caruso Лючио Далла. Редкий исполнитель классического кроссовера - причем это касается как мужчин, так и женщин, - не демонстрировал возможности своего вокала в известном припеве Ti voglio bene assai, ma tanto tanto bene sai... От Лучано Паваротти до Лары Фабиан, от Мирей Матье до Андреа Бочелли - иногда кажется, что певцы соревнуются в умении оживить на сцене память о трагическом вечере в Сорренто. Но хит Далла - это вовсе не единственный вклад, который внес в развитие мирового classical crossover Карузо.
 

Один из величайших оперных теноров ХХ века, Энрико Карузо стоял у истоков classical crossover; он первым исполнил множество композиций, ставших в нынешнее время главными хитами кроссовера.
 

Энрико Карузо (Enrico (Errico) Caruso) родился в Неаполе - квартал Сан-Карло-Арена, улица Святых Иоанна и Павла, - 7 февраля 1873 года. Его отец, Марчеллино Карузо, был инженером, а мать, Анна Бальдини, - уборщицей. Энрико был 17-м (из 20) ребенком в семье, но все его старшие братья и сестры умерли во младенчестве. Окончив начальную школу, с десятилетнего возраста мальчик помогал отцу, планируя посвятить жизнь ремеслу литейщика, но, по настоянию своей матери, он поступил в вечернюю школу, где обнаружил в себе талант художника: Энрико, в частности, сумел разработать проекты фонтанов для мастерской. В 1888 году его мать умерла от туберкулеза; вскоре после этого отец женился во второй раз.
 

Юный Карузо пел в церковном хоре, где его голос заслужил похвалы как слушателей, так и мастеров вокала того времени; мальчик выступал также в местном театре и городских кафе, где старался заработать на жизнь пением.  Во время одной из похоронных служб на вокальные данные Энрико обратил внимание баритон Эдуардо Миссиано, который согласился давать юноше уроки, заключив с ним пятилетний контракт: по условиям контракта, 25% прибыли, которую Карузо получал за свои выступления, он должен был передать учителю. Еще одним преподавателем вокала для начинающего тенора стал Гульельмо Верджине.

В 1894 году Карузо был призван в армию, но спустя всего полтора месяца, благодаря законам, действующим в то время, как музыкант он был освобожден от службы и отправлен домой для продолжения учебы. 16 ноября 1894 года Энрико дебютировал на сцене театра «Нуово» в опере Морелли "Друг Франческо". Певцу был обещан гонорар в 80 лир за четыре представления, но постановка прошла всего лишь два раза: публика, несмотря на положительные отзывы критиков, отнеслась к опере довольно прохладно.

 

Энрико, тем не менее, не отчаялся: свою карьеру он продолжил в театрах Неаполя и Салерно, и даже посетил с гастролями Каир, за месяц выступлений в котором ему было предложено уже 600 лир. В 1897 году Карузо получил приглашение от дирижера Винченцо Ломбарди принять участие в театральном летнем сезоне в Ливорно; именно там Энрико познакомился с сопрано Адой Гьячетти, с которой и вступил в брак. Жена родила тенору четырех сыновей, - из которых выжили лишь двое, Рудольф и Энрико, - но, после 11 лет брака, оставила Карузо ради их шофера.  В 1918 году Энрико, который на протяжении своей жизни имел множество романов в том числе с замужними женщинами, женился второй раз на Дороти Бенджамин, от которой у певца осталась дочь Глория. 
 

Выступая вместе с Винченцо Ломбари, Карузо брал у него уроки уроки пения, совершенствуя свой вокал; однако представления, в которых участвовал Энрико, были весьма нерегулярными, и деньги по-прежнему были дефицитом для молодого певца. В 1898 году Карузо дебютировал в Миланском оперном театре Ла Скала, затем выступал в Конвент-Гардене (США), Лиссабоне, Риме - и даже в Мариинском театре Санки-Петербурга. В декабре 1900 года тенор вернулся в Ла Скала, где пел одну из партий в опере Дж. Пуччини "Богема", а в 1901 году исполнил роль Неморино в опере Г. Доницетти "Любовный напиток" в Неаполе. На премьере постановки публика освистала певца: по одной из версий, такая реакция зрителей была обоснована плохим пением разволновавшегося Карузо, по другой - тенору не хватило денег на оплату так называемой "группы поддержки". Как бы то ни было, Энрико больше никогда не появлялся на сцене в родном городе, заявив однажды, что он вернется в Неаполь "только чтобы поесть спагетти".

 

 

 

Неприятный инцидент в Милане, конечно же. никак не повлиял на дальнейшую карьеру легендарного тенора. Самая большая слава певца связана с нью-йоркским театром Метрополитен-опера, ведущим солистом которого он был с 1903 по 1921 год. Дебютировав на сцене "Мет" в роли герцога Мантуанского в опере Дж. Верди "Риголетто", Карузо вызвал стоячие овации; его следующими партиями стали Каварадосси в опере Дж. Пуччини "Тоска", Радамес в "Аиде" Дж. Верди, Эдгардо в "Лючии ди Ламмермур" Г. Доницетти. Интересно, что Карузо был удостоен Грэмми в 1993 году - основой для номинации послужила тогда запись партии Радамеса 1908 года. Всего в репертуаре Карузо было около ста оперных ролей и 521 песня.

 

 

 

Певец был известен своим склочным характером и частыми приступами "звездной болезни". Он требовал себе непомерные гонорары, но в то же время соглашался бесплатно выступать перед бездомными. Энрико приобрел шикарную виллу во Флоренции и выпустил медаль с собственным профилем, заказав ее в компании "Тиффани" - и попадал в полицейские участки за попытки изнасилования. В 1906 году знаменитое землетрясение в Сан-Франциско испортило Карузо завтрак, и певец поклялся никогда больше не выступать в сейсмоопасном городе, исполнив свое обещание. Заядлый коллекционер, Энрико собирал, кажется, все на свете,  от газетных вырезок до редких марок. Карузо много записывался — он одним из первых среди оперных певцов зафиксировал основную часть своего репертуара на граммофонных пластинках. Не получивший полного музыкального образования и, по сути, являясь самоучкой, Карузо обладал голосом неповторимого тембра, в котором естественное баритональное, бархатистое звучание нижнего и среднего регистров сочеталось с блестящими теноровыми верхами. Благодаря исключительному владению дыханием, безупречной интонации и, главное, высокой исполнительской культуре он стал легендой вокального искусства XX века, образцом для будущих поколений оперных теноров. Однако сам певец относился к своему таланту с преступной пренебрежительностью: известно, что Карузо курил очень крепкие сигареты в огромном количестве.

 

 

 

В 1909 Карузо записал серию из двадцати двух неаполитанских песен; пластинка включал песню Core 'ngrato, которая была написана Риккардо Кордиферро и Сальваторе Кардильо специально для Карузо и отражала его переживания после расставания с женой. В том же году пошатнулось не только душевное, но и физическое здоровье тенора: в Милане ему был оперирован ларингит. Энрико быстро восстановил голос и продолжил свои оперные и концертные выступления. Конечно же, формат данной статьи не предполагает подробное описание жизни Энрико Карузо на сцене оперного театра, поскольку материала на данную тему хватит для целой книги. В большей мере нас интересует тот факт, что, по сути, Карузо стал первым певцом, еще в начале ХХ века исполнявшим аранжировки неаполитанских песен и включавшим в концертный репертуар не только арии из опер, но и песни classical crossover того времени. Именно Энрико первым исполнил такие хиты, как O sole mio, Torna a Surriento, Santa Lucia и др.

 

 

 

Конечно же, злые языки утверждали, что, исполняя на концертах народные, по сути, песни, Карузо стремится обрести славу не только среди поклонников оперы, но и среди самой широкой публики. Не исключено, что подобная версия имеет право на жизнь: достаточно вспомнить тяжелый характер певца. Тем не менее, нельзя отрицать: Энрико Карузо приучил людей видеть на эстрадной сцене мастеров академического вокала высочайшего класса.

 

 

 

К концу жизни Карузо несколько умерил свой буйный нрав. Он считал, что уже очень устал от сцены, исчерпал свой запас жизненных сил. После долгого турне по Северной Америке в 1920 году здоровье певца стало резко ухудшаться. Во время представления оперы "Самсон и Далила" Карузо был ранен в левый бок рухнувшей опорой декораций, и на следующий день, готовясь к выходу в опере Леонкавалло "Паяцы", Энрико жаловался на сильные боли в межреберье и отчаянно кашлял. 11 декабря 1920 года у тенора началось горловое кровотечение, и спектакль был приостановлен после первого акта. 24 декабря Карузо в последний раз выступил в Метрополитен-Опера; всего же за свою карьеру он выходил на сцену того театра 863 раза.

Только в день Рождества, 25 декабря, когда боль в горле стала уже невыносимой, Карузо был поставлен диагноз - плеврит; 30 декабря, после операции на левом легком, певец отбывает на реабилитацию в Италию, где поселился в отеле в Сорренто. Великий тенор умер в 11 часов утра  2 августа 1921 года в Неаполе в возрасте 48 лет; его тело было забальзамировано, и на протяжении длительного времени выставлялось для всеобщего обозрения в стеклянном саркофаге. В 1929 году по настоянию его вдовы, Дороти Карузо, Энрико был захоронен в Неаполе, в частной часовне на кладбище Санта-Мария-дель-Пьета. После его смерти в его честь на средства поклонников была изготовлена гигантская восковая свеча, которая должна зажигаться раз в году перед ликом Мадонны. По расчётам, свечи хватит на 500 лет.

 

В 1986 году итальянский композитор Лючио Далла пишет песню под названием "Карузо"; по легенде, композиция была сочинена им в той самой комнате, где умер тенор. После исполнения песни Лучано Паваротти композиция стала безумно знаменита; список певцов, которые интерпретировали Caruso, насчитывает более 30 имен. Послушать разные варианты исполнения популярного хита, а также услышать голос самого Энрико Карузо
вы можете в наших аудиозаписях

 

 

 

Современники говорят, что Карузо не был так уж влюблен в Дороти Бенджамин. Позже он и сам признался в своих реальных намерениях: «Потому что мне хотелось, чтобы рядом со мной был кто-то, кто полностью принадлежит мне»Лючио Далла заставил слушателей всего мира гадать, о ком же говорится в припеве его хита, когда герой песни говорит о своей любви. Это могли быть как дочь, так и жена Карузо, ведь выражение «Ti voglio bene» переводится с итальянского так же как и «Ti amo», но если вторую фразу говорят исключительно любимым, то первая может выражать и родственную любовь.
 

Великий тенор, конечно же, оставил след в искусстве своим творчеством. Его восхитительный голос, признанный за образец мужского академического вокала, до сих пор звучит на волнах радиостанций и в телеэфире. Но бессмертия Карузо достиг еще и благодаря песне, на создание которой он вдохновил когда-то итальянского композитора. И каждый раз, когда Андреа Бочелли разворачивает всю мощь голоса, когда неприкрыто рыдает перед публикой Амори Вассили, когда Флоран Паньи замыкается в одиночестве соррентийского вечера - Энрико Карузо возвращается на сцену в блеске своей славы и в зените своей печали...

 

Potenza della lirica,
dove ogni dramma è un falso,
con un po' di trucco e con la mimica
puoi diventare un altro

 

 

 

 

 

Please reload

Арт-директор проекта Мария Кожамкулова
Тел. (Москва) +7 (926) 091-72-12 
Тел. (СПб)       +7 (965) 015-95-84

Email: pr@neoclassic.pro

  • Grey Vkontakte Icon
  • Grey Facebook Icon
  • Grey Twitter Icon
  • Grey YouTube Icon
  • Grey Instagram Icon